Друг, а не мама. Зачем детям из интерната наставники?

В жизни каждого ребёнка должен быть взрослый, который «плохого не посоветует»: человек, всегда готовый выслушать и подбодрить. Для большинства людей этот человек – мама. А кому доверить свои секреты детям, у которых родителей нет?

Обычно волонтёры помогают детям, живущим в интернатах, найти новую семью. А в Иркутске три года назад запустили проект, который должен помочь подросткам, выросшим в детских домах, найти друга, который всегда даст дельный совет — расскажет, как варить суп или какое учебное учреждение выбрать для поступления.

Проект называется лаконично — «Наставник», запустил его благотворительный фонд «Дети Байкала». Корреспондент «АиФ в ВС» встретился с участниками проекта и расспросил их, от чего приходится «защищать» современных подростков, у которых нет мам и пап, и какие взрослые проблемы «караулят» детей, выпускающихся из интернатов.

Девушки Женя и Юля чем-то похожи: обе улыбчивые, задорные, смотрят друг на друга с теплом. Глядя на них в первый раз, можно подумать, что они сёстры — Юля старшая, а Женя — помладше. Однако общих родственников у девушек нет. Они познакомились прошлой весной, когда Юля решила стать наставником и впервые в жизни перешагнула порог детского дома, где Женя провела практически всю жизнь.

«Мои родители просто оставили меня в детдоме, сразу после того как я родилась. Я их даже не знаю, — рассказывает Евгения и на минуту перестаёт улыбаться. — Знаю только, как зовут мою маму, — прочла в документах, а про папу — вообще ничего. Я четыре года прожила в приёмной семье, но всё равно оказалась в интернате: однажды «родители» просто собрали мои вещи и вернули меня обратно».

Девушка не говорит ни о своих настоящих, ни о приёмных родителях, которые стали такими лишь на время, плохо. Она вообще ни о ком плохо не говорит. Так детей из детских домов учат психологи — никого не осуждать, но и не поддерживать равнодушие несостоявшихся мам и пап. Уже почти год Женя не живёт в интернате, ставшем ей домом, она окончила школу и переехала в собственную квартиру, поступила в техникум, учится на системного администратора. Именно в этот момент в её жизни появился наставник.

Юля рассказывает, что увидела информацию о проекте по телевизору и «загорелась» идеей обрести нового друга.

«Мне хотелось помочь. Я почему-то давно стала задумываться о детях, которые живут в интернатах, как их можно поддержать, — рассказывает наставница. — Хотелось не просто набегами какие-то мастер-классы проводить, но об усыновлении я тоже не думала — наверное, не доросла ещё. А когда наткнулась на информацию о «Наставнике», поняла, что это мне подходит больше всего: можно приходить в гости к подростку, вести интересные беседы, разделять хобби, помогать и просто дружить, но не брать ребёнка в семью, потому что пока морально к этому не готова. У меня есть муж и маленький ребёнок, и семья меня полностью поддержала: теперь тоже помогают и всё время спрашивают: «Ну, как там твоя Женя?»

Как рассказывает психолог проекта Елена Соловьёва, сейчас в Иркутске у 23 детей есть наставники. В проекте могут участвовать подростки от 12 лет и взрослые люди от 24. Но, как говорит психолог, больше половины наставников — это женщины возраста 40+, те, у кого собственные дети уже выросли и кто хочет помогать кому-нибудь ещё. Удивительно, но большинство подопечных — не малыши, которым нужна мама (маленькие чаще находят приёмную семью), а подростки, стоящие на пороге совершеннолетия, им в первую очередь нужен старший друг, который может уберечь от необдуманных поступков. К примеру, в прошлом году следователи Приангарья разоблачили целую преступную группу, участники которой втирались в доверие к выпускникам интернатов и заключали с ними фиктивные браки, чтобы украсть их деньги. Им удалось обмануть 12 сирот.

Стоит ли говорить: выход во взрослый мир — самый «острый» момент в жизни подростка-сироты. По статистике, только 10% из них могут устроить свою судьбу после соцучреждения, остальные попадают в трудные ситуации, потому что у них рядом просто нет опытного человека, который может дать полезный совет. Ещё один аспект — бытовой. Зачастую подростки, которые провели детство в интернате, не умеют даже макароны варить и не знают, как лучше обустроить свой новый дом.

«У меня готовка хромает. Юля, например, учила меня картошку жарить, — улыбается Женя. — Мы в интернате кулинарии не учились, зато швейное дело нам преподавали отлично. В плане уборки тоже всё хорошо: мы и комнаты сами мыли, и классы. Был и такой случай: в доме засорилась канализация, и соседи начали меня топить. Я сразу позвонила Косте — Юлиному мужу, он подсказал, как перекрыть воду, и тут же прибежал и помог. Первое время жить одному выпускнику может быть тяжело ещё из-за нехватки общения. Когда живёшь в интернате, привыкаешь, что вокруг тебя всё время есть другие люди, и, переехав оттуда, иногда чувствуешь себя одиноко. Мне повезло: мы с Юлей живём недалеко друг от друга и часто ходим в гости, вместе занимается керамикой — лепим на гончарном круге».

По словам Елены Соловьёвой, дружба между ребёнком и взрослым — бескорыстная, проект категорически запрещает спонсорство, и это сразу объясняют детям, которые хотят участвовать.

«Ребёнок может также спросить у наставника, возьмёт ли он его в семью, но здесь мы рекомендуем сразу и честно отвечать: «Я не могу тебя взять домой, но я участвую в проекте, потому что хочу поддерживать тебя», — говорит Елена Соловьёва. — Хотя есть наставники, которые помогают детям разыскать их настоящих родственников. К примеру, одной девушке удалось найти папу своего подопечного. Оказалось, он сам живёт в соцучреждении после болезни и поэтому не может воспитывать своих детей (а их у него пятеро!). Наставница купила ему простенький телефон, и теперь он поддерживает связь со своими сыновьями, пусть и на расстоянии. Маму она, кстати, тоже нашла, но ей общение оказалось неинтересным: у неё появилась другая семья и другие дети. Но мы учим не осуждать родителей и считаем, что желание найти их — естественное. Поддержание родственных связей, знание информации о родителях — один из важных моментов для ребёнка-сироты, потому что без прошлого нет будущего и вопрос: «А кто моя мама?» — всегда будет висеть в воздухе».

Заместитель министра социального развития, опеки и попечительства Иркутской области Татьяна Плетан:

«В соцучреждениях для несовершеннолетних есть положительный опыт работы с некоммерческими, религиозными организациями, учреждениями разных форм собственности, индивидуальными предпринимателями, которые реализуют проекты, направленные на социализацию детей и подготовку к самостоятельной жизни. Они проводят различные акции, экологические рейды, массовые мероприятия, особое внимание уделяют пропаганде здорового образа жизни».

Например, социально-реабилитационный центр в Братском районе сотрудничает с православной церковью именно в рамках наставничества. Служители церкви приезжают в учреждение и проводят с воспитанниками духовно-нравственные беседы. Познакомившись с детьми ближе, они становятся наставниками воспитанников: общаются с ними по телефону, встречаются на территории центра, совместно отмечают дни рождения детей. Таким образом воспитанники учатся общаться со старшими, приобретают знания об окружающем мире за пределами учреждения. Наставники продолжают общение со своими подопечными и после выпуска из центра. Когда выпускник поступает в колледж или училище, у него есть значимый взрослый, с которым всегда можно поделиться возникающими трудностями.

В Иркутской области разработали социальный проект «Личные деньги», направленный на повышение финансовой грамотности сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

Ещё одно направление работы — профориентация. Её ведут в учреждениях на постоянной основе, в том числе совместно с районными центрами занятости, проводят ознакомительные экскурсии на производстве. В прошлом году на таких экскурсиях побывала почти тысяча выпускников».

Уполномоченный по правам ребёнка в Иркутской области Светлана Семёнова:

«Проблема адаптации и социализации детей, которые воспитываются в интернатах, в регионе есть, поэтому помощь людей, которые хотят поддержать такого ребёнка, очень нужна. Важно не столько помогать ребёнку, сколько просто дружить, общаться с ним, показывать ему позитивный пример, чтобы у него была возможность советоваться с опытным человеком. Институт наставничества — очень важный и многоплановый.

Мы помогаем детям, которые воспитываются или уже вышли из детских домов. Так, любой родитель поддерживает своего ребёнка, даже если ему уже исполнилось 18, потому что ему всё равно требуются советы, помощь, подсказки. Выпускники интернатов обращаются к нам с абсолютно разными вопросами, связанными и с жильём, имуществом, льготами, адаптацией в профессиональной организации. Кто-то просто спрашивает, как найти работу, бывают даже те, кому в принципе некуда идти. Есть выпускники, которые хотят снять когда-то поставленный диагноз или получить автомобильные права, но не могут.

Выпускники приходят за поддержкой, и это неудивительно: дети, в том числе выросшие в соцучреждениях, привыкают к тому, что их сопровождают, поэтому хорошо, если в их жизни есть значимый человек, которому они могут доверять».

Чтобы стать наставником, нужно заполнить анкету на сайте проекта nastavnik38.ru, пройти собеседование с психологом и обучение, на котором в том числе рассказывают об особенностях психологии детей-сирот. Потребуется собрать пакет документов, необходимый для того, чтобы посещать детские соцучреждения. Среди бумаг, которые нужно предоставить, — справка об отсутствии судимости. Каждому ребёнку подбирают наставника, исходя из интересов, темперамента, характера и привычек.

Как говорит психолог, до общения с детьми доходит только около 20% желающих, заполнивших анкеты. Иркутяне сами выходят из проекта на стадии обучения, если понимают, что не справятся с ответственной задачей. Психологи сразу предупреждают взрослых, что с ребёнком нужно будет «прожить» минимум год, встречаясь хотя бы раз в неделю, и не бросать его. Многие дети и так уже пережили предательство самых близких людей — родителей.

 

Оригинал на www.irk.aif.ru

Последние новости

Сборы

Долгожданная Полина. Мама отдает почку своей 4-летней дочери

Любимый мультфильм маленькой Полины – «Щенячий патруль». Ещё больше 4-летняя девочка любит настоящих животных, особенно свою домашнюю кошку. Но видит она её нечасто, ведь с рождения Полина почти всё время проводит в больницах….

 
Собрано 32 870 из 45 000 руб.

Пожертвование на уставную деятельность БФ «Дети Байкала».

Уставная деятельность любого благотворительного фонда требует денежных средств. Это административно-хозяйственные расходы, заработная плата администрации, командировочные и представительские расходы,  участие в…

Подари ребенку семью

Цели и задачи Самое лучшее, что мы можем сделать для детей-сирот – это помочь им найти семью и родителей. На сегодня Иркутская область лидирует по количеству детей, оставшихся без попечения родителей. Согласно статистике на 2016 год,…